Воспоминая, военные годы...

22 июня 1941 года — рубеж, отделивший моё счастливое детство в городе на берегу Днепра, с цветущими каштанами и фруктовыми деревьями вдоль дорог, от трудной взрослой жизни.

Ещё до объявления В. М. Молотова о начале войны, началась бомбёжка Киева, недалеко от нашего города. В первые дни войны мужчины были мобилизованы в армию или на строительство оборонительных объектов. Предприятия готовили к передислокации на восток, женщин и детей эвакуировали. Четверо моих двоюродных братьев ушли на фронт, отец остался на строительстве моста через Днепр, по которому отступала наша армия.

В эшелоне, который увозил нас из города, места были «на вес золота», поэтому мы везли с собой минимум необходимого, не думая, не догадываясь, что нам предстоят холодные и голодные зимы в Сибири и на Урале. И вот первая эвакуация - в Ульяновскую область. Лето и осень живём, где кого приютят колхозники, на заработанные трудодни.

В октябре 1941 года - вторая эвакуация - до Кургана, куда переведён бывший машиностроительный, ставший заводом № 709 миномётного вооружения. Добираемся почти 3 недели, в грузовых вагонах, на нарах. Еда к концу пути заканчивается, решено всем собрать оставшиеся хлебные крошки, размочить их в кипятке, и кормить только малышей, взрослым и подросткам - только кипяток. Изголодавшиеся, промерзшие прибываем в Курган. Жилья нет, тёплой одежды, пищи - тоже. Несколько месяцев обитаем на полу, в каких-то переполненных людьми хибарах, выстаиваем очереди в столовых за скудной порцией еды. Потом нас поселяют в бывшей кладовке с промёрзшими стенами, без отопления, посередине помещения устанавливают буржуйку, здесь обогреваемся и готовим пищу. Меня в 16 лет принимают на работу подсобной рабочей в цех по выпуску деревянных ящиков для минных стабилизаторов. Нужно принести вручную на рабочие места столяров как можно больше досок. Смена длится 12 часов, ночью оставляют на погрузку ящиков со стабилизаторами для мин, весом около 40 кг.

В 1944 году, после окончания 10 класса Курганской средней школы, поступаю в Свердловский Медицинский Институт. Удалось устроиться в общежитие, где жили до 8 человек в комнате. Днём занятия, а ночью жизнь кипела ключом: койки стояли вплотную одна к другой, поэтому пол мыть можно было, когда все были в горизонтальном положении, на единственной электроплитке на всю ночь устанавливали очередь по приготовлению еды. Когда очередь подходила, будили в любое время ночи. Постоянная усталость, от недоедания и недосыпания. Зато учились у прекрасных преподавателей, эвакуированных в Свердловск из разных концов страны. Каждое лето (до третьего курса) работали в колхозе, а после - в
госпитале инвалидов войны.

Наконец, 3 мая 1945 года. Мы - в филармонии, на концерте симфонического оркестра, исполняющего вальсы Штрауса. Внезапно концерт прерывают и сообщают о взятии Берлина! Помню огромную радость, крики - Браво! Ура!

Через несколько дней встретили День Победы, но сколько ещё было трудностей и горя. Не вернулись с войны два моих любимых брата - ещё мальчики. Один - Михаил Тартаковский - погиб в 1942 году. Другой провоевал почти все четыре года, а 21 апреля 1945года, за 18 дней до окончания войны, был сбит в Германии немецким снайпером.

Вечная им память!