И, всё же, выстояли

г. Сочи, 1941 год. Окончена школа, 13 выпускных экзаменов позади... 21 июня состоялся городской бал выпускников средних школ в красавце города - зимнем театре. Бал окончился в 4-30 утра 22 июня. Радостные, полные планов и надежд мы возвращались домой. Оказывается именно в эти ранние часы города - Одесса, Минск, Киев, Севастополь уже были подвергнуты бомбардировке. Как-то не сразу осознали беду, которая постигла нашу Родину. Возвратились моё заявление и аттестат из Москвы, в университет приёма не было, он готовился к эвакуации. Жизнь в курортном городе изменилась в течение 3-4 дней после объявления войны, все приехавшие отдыхающие покинули город. Он опустел. Ушли на фронт все мужчины, в том числе и мои бывшие одноклассники, выпускники наших школ, наши одногодки.

Меня папа отвёл в поликлинику моряков (она и сейчас существует), в клиническую лабораторию, где работал его приятель, с просьбой научить меня лабораторному делу и поручился за меня, а сам уехал (был призван в армию, работал начальником госпиталя). Я быстро овладела лабораторной техникой, эти познания в дальнейшем сопровождали мою научно-исследовательскую работу в течение всей жизни.

Город-курорт стал городом-госпиталем. Все санатории стали госпиталями. Была строгая их специализация: черепно-мозговая, торакальная, полостная, опорно-двигательного аппарата. До весны 1942 шла относительно спокойная работа госпиталей. Привозили раненых на долечивание, многие из них вновь отправлялись на фронт. Но, начиная с весны, когда началось активное наступление немцев, ими были заняты Кубань и весь Северный Кавказ, раненых привозили прямо с поля боя, с повязками, пропитанными кровью и сделанными ещё на поле боя. Вот тогда персоналу госпиталей стало трудно справляться с таким потоком, было задействовано население города и, в первую очередь, молодые женщины. Их быстро научили помогать сестрам и врачам. Мы должны были обрабатывать раны, преимущественно конечностей, засыпать их для профилактики сульфидином. Такие раненые в большинстве случаев вновь погружались в вагоны и отправлялись в глубокий тыл. Такая методика спасла многие тысячи жизней. Сколько было выгружено раненых из вагонов, сколько погружено для отправления в тыл! Сосчитать не возможно, да и никто не считал. Как выдерживали тогда девичьи плечи такие нагрузки?!

Сначала сульфидин был американского происхождения, потом отечественного производства. Трудности жизни в этот период осложнились изоляцией города Сочи от Кубани - кормилицы города, которая была занята немцами. Город лишился продовольственной базы, своего хлеба, картошки (она не растёт на юге). Служащие города (я работала лаборантом) получали 200 грамм кукурузного хлеба, иждивенцы - 150. Из кукурузы варили так называемый суп - «затирку», кашу-мамалыгу, жарили кукурузные лепёшки. Спасали каштаны и фундук. Рыбу в море ловить было опасно - мины. На рынке иногда появлялись туши дельфинов, но не у всех хватало смелости попробовать мясо этих животных.

... Я была свидетелем освобождения Новороссийска, он был взят с моря отрядом морских охотников и морской пехоты, эвакуации Севастополя... Можно много говорить о военных действиях на юге, точнее на Черноморском побережье, хотя участником их я не была, но свидетелем - бесспорно.